Хемокиновые рецепторы на Т-хелперах различного уровня дифференцировки: основные субпопуляции : научное издание

Описание

Перевод названия: Chemokine receptors at distinct differentiation stages of T-helpers from peripheral blood

Тип публикации: статья из журнала

Год издания: 2016

Ключевые слова: хемокиновые рецепторы, субпопуляции Т-хелперов, CCR4 и CXCR5, CCR6 и CXCR3, chemokine receptors, T helper subsets, CCR4 and CXCR5, CCR6 and CXCR3

Аннотация: С применением восьмицветного цитометрического анализа проведено исследование экспрессии хемокиновых рецепторов (CCR4, CCR6, CXCR3 и CXCR5) на Т-хелперах (Th) различного уровня дифференцировки, выявленных на основании CD45RA и CD62L, в группе условно здоровых доноров (n = 52). Показано, что «наивные» Т-хелперы (N) с фенотипом CD45RAПоказать полностью+CD62L+ экспрессируют CXCR3 (4,94±0,39%) и CXCR5 (3,63±0,25%). Около половины CD45RA-CD62L+Т-хелперов центральной памяти (CM) несут CXCR3, в среднем 43,72±1,27% клеток данной популяции экспрессировали CCR6, тогда как CXCR5 и CCR4 обнаруживались на 30% клеток данной популяции. На CD3+CD4+CD45RA-CD62L- (EM) лимфоцитах уровень экспрессии CXCR3 достигал 76,76±0,75%, сходные значения бил отмечены и для CCR6, относительное содержание CXCR5+ клеток снижалось до 13,68±0,50%, а уровень CCR4 не изменялся и составлял 33,26±1,13% позитивных клеток. Анализ коэкспрессии указанных выше хемокиновых рецепторов позволил выявить основные субпопуляции Т-хелперов. Среди CXCR5- Th обнаружены Th1 и Th1/Th17 с фенотипами CXCR3+CCR6-CCR4- (содержавшей также Th9) и CXCR3+CCR6+CCR4- соответственно. Th2 выявлялись на основании наличия CCR4 при отсутствие всех остальных хемокиновых рецепторов. Th17, помимо указанных выше Th1/Th17, были обнаружены в составе CXCR3-CCR6+CCR4- и CXCR3-CCR6+CCR4+, причем последняя популяция также содержала Th22. Фолликулярные Th (CXCR5+) состояли из как минимум шести клеточных субпопуляций: CXCR3-CCR6-CCR4- («Tfh/Tfh2»), CXCR3-CCR6-CCR4+ («Tfh2»), CXCR3-CCR6+CCR4- («Tfh17»), CXCR3-CCR6+CCR4+ («Tfh17»), CXCR3+CCR6-CCR4- («Tfh1») и CXCR3+CCR6+CCR4- («Tfh1/Tfh17»). Среди СМ доминируют клетки с фенотипом «Th1 и Th9» и «Th1/Th17» (около 13%), тогда как в рамках ЕМ содержание этих субпопуляций достигает 22,37±1,69% и 31,69±1,52% соответственно. Th2 в рамках СМ составляют 8,15±0,46%, а в ЕМ - лишь 1,72±0,15%. Для клеток с фенотипом «Th17 и Th22» эти значения составляют 8,07±0,30% и 12,03±0,57% соответственно. Основные субпопуляции Tfh были представлены среди СМ Т-хелперов, где относительное содержание «Tfh/Tfh2» достигало 5,79±0,26%, «Tfh2» - 1,34±0,07%, «Tfh17» с фенотипами CXCR3-CCR6+CCR4- и CXCR3-CCR6+CCR4+ - 6,22±0,28% и 3,28±0,16% соответственно, а также «Tfh1» - 7,68±0,31% и «Tfh1/Tfh17» - 4,02±0,17%. Среди Тh эффекторной памяти относительное содержание клеток указанных выше субпопуляций Tfh снижалось в два раза и более. Полученные результаты могут найти свое применение при диагностике патологических состояний иммунной системы и использоваться в качестве группы сравнения. Expression of chemokine receptors (CCR4, CCR6, CXCR3 and CXCR5) on T-helper (Th) cells at various levels of differentiation in a group of healthy volunteers (n = 52) was assessed on the basis of CD45RA and CD62L expression, using the eight-color flow cytometry. It was found that the “naive” T helper cells (N) with CD45RA+CD62L+ phenotype express CXCR3 (4.94±0.39%), and CXCR5 (3.63±0.25%). About 50% of central memory T helpers (CD45RA-CD62L+, CM) were CXCR3 positive, and 43.72±1.27% of CM cells expressed CCR6, whereas CXCR5 and CCR4 levels were about 30%. Furthermore, CXCR3 was expressed by 76.76±0.75% of the CD3+CD4+CD45RA-CD62L- (EM) population, and similar values were obtained for CCR6, while the relative abundance of CXCR5+ cells decreased to 13.68±0.50%, and CCR4 levels did not change and accounted for 33.26±1.13% positive cells. Likewise, co-expression of the chemokine receptors was studied for the abovementioned subpopulations of T helper cells. Among the CXCR5- Th, Th1 cells were identified as CXCR3+CCR6-CCR4- (this subset also contained Th9), and CXCR3+CCR6+CCR4- subsets, referred to as Th1/Th17. Th2 were detected on the basis of CCR4 expression in absence of all other chemokine receptors. In addition to the mentioned Th1/Th17 populations, Th 17 cells were found in the subsets of Th17 CXCR3-CCR6+CCR4- and CXCR3-CCR6+CCR4+. The latter also contained a Th22 population. Follicular Th cell populations (CXCR5+) consisted of, at least, six different subsets: CXCR3-CCR6-CCR4- (Tfh/Tfh2), CXCR3-CCR6-CCR4+ (Tfh2), CXCR3-CCR6+CCR4- (Tfh17), CXCR3-CCR6+CCR4+ (Tfh17), CXCR3+CCR6-CCR4- (Tfh1) and CXCR3+CCR6+CCR4- (Tfh1/Tfh17). The cells with Th1/Th9 and Th1/Th17 phenotypes dominated among CM (about 13%), whereas their relative abundance within EM increased to 22.37±1.69% and 31.69±1.52%, respectively. The amounts of Th2 were 8.15±0.46% within CM, and only 1.72±0.15% for EM population. For the cells with Th17/Th22 phenotype, these values are 8.07±0.30% and 12.03±0.57%, respectively. The main Tfh subsets were represented among the CM T-helpers: the relative content of Tfh/Tfh2 was 5.79 0.26%, Tfh2, 1.34±0.07%; Tfh17 with CXCR3-CCR6+CCR4- and CXCR3-CCR6+CCR4+ phenotypes made up to 6.22±0.28% and 3.28±0.16%, as well as Tfh1 (7.68±0.31%), and Tfh1/Tfh17 (4.02±0.17%), respectively. Relative content of the mentioned Tfh subsets was decreased 2-fold within effector memory Th subpopulation. The data obtained may be applied for diagnostics of different immunopathological conditions and could be used as a comparison group in further studies.

Ссылки на полный текст

Издание

Журнал: Медицинская иммунология

Выпуск журнала: Т. 18, 3

Номера страниц: 239-250

ISSN журнала: 15630625

Место издания: Санкт-Петербург

Издатель: Санкт-Петербургское региональное отделение Российской ассоциации аллергологов и клинических иммунологов

Авторы

  • Кудрявцев Игорь Владимирович (ГБОУ ВПО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова» Министерства здравоохранения РФ)
  • Борисов А.Г. (ФГБНУ «Научно-исследовательский институт медицинских проблем Севера»)
  • Кробинец И.И. (ФГБУ «Российский научно-исследовательский институт гематологии и трансфузиологии ФМБА России»)
  • Савченко А.А. (ФГБНУ «Научно-исследовательский институт медицинских проблем Севера»)
  • Серебрякова М.К. (ФГБНУ «Институт экспериментальной медицины»)
  • Тотолян Арег А. (ФБУН «Научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии имени Пастера)

Вхождение в базы данных